Меню
16+

Официальный сайт Асбестовского городского округа

13.11.2019 09:32 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«НИКТО, КРОМЕ НАС» против «КТО-ТО, ТОЛЬКО НЕ МЫ». О моральной готовности к военной службе

Автор: И.Лямин
Военный комиссар Свердловской области

Почтовая корреспонденция, поступающая в адрес военного комиссара Свердловской области, как и многих других военных комиссариатов, традиционно богата многочисленными документами, заявлениями, обращениями, жалобами как от граждан, так и от различных организаций. Но дважды в год, накануне и в ходе весенней и осенней призывных кампаний, они приобретают особую остроту. Одни призывники, следуя духу армейской романтики, просят направить их на военную службу в десант или части специального назначения, другие жалуются на состояние здоровья, трудное семейное положение и просят исключить из числа потенциальных защитников Отечества.

Конечно, жизненные обстоятельства у каждого призывника разные. Для этого и работают призывные комиссии, куда входят представители городских и областных администраций, правоохранительных органов медицинские специалисты, чтобы учесть все обстоятельства и вынести решение о призыве молодого человека на законных основаниях.

Но сегодня хочется поговорить о другом. Передо мной лежат три бланка повесток, в которых значится, что в соответствии с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» призывник обязан явиться (в день и час) по указанному адресу в военный комиссариат: первая — «для прохождения медицинского освидетельствования и мероприятий, связанных с ним»; вторая — «для прохождения призывной комиссии»; третья — «для отправки к месту прохождения военной службы». Все это — первые шаги для постановки в армейский строй. Рядом лежит копия заявления от 27 февраля 1943 года. Одно из 115 тысяч заявлений добровольцев о зачислении в ряды Уральского добровольческого танкового корпуса: «Настоятельно прошу рекомендовать меня военным организациям для зачисления в Особый Уральский танковый корпус им. т. Сталина. За разорение моей любимой Родины, за муки наших людей клянусь мстить немецким завоевателям не жалея ни сил, ни крови, ни самой жизни». И еще одна бумага — заявление некого Павла, который считает: « Я думаю, что в современном мире решать любые проблемы государств военным путем неприемлемо, ведь любой конфликт должен решаться мирными переговорами и никак иначе. Я искренне считаю, что конечной целью человечества должен быть всеобщий отказ от содержания вооруженных сил и полный переход к мирному, основанному на дипломатических и экономических мерах, решению меэюгосударственных и межэтнических конфликтов».

Убежден, что каждый здравомыслящий человек согласится с заявлением Павла. Жить в мире -давняя мечта человечества. И, в первую очередь, это понимают военнослужащие и все, кто участвовал в боевых действиях. Кто лучше их сегодня понимает, что такое война? Только представители старшего поколения: ветераны Великой Отечественной войны, труженики тыла. Уж они-то знают, что значит уцелеть на фронте и выживать в тылу в те страшные годы. Но как можно мирно договориться с врагом, который пришел на твою землю, чтобы уничтожить живущих здесь людей, твоих родных и близких?

Возможно, Павел еще молод и не помнит события 20-летней давности, когда от вооруженного конфликта в предгорьях Кавказ (который, к слову, не раз пытались решить путем переговоров) поползли зловещие щупальца терроризма по все России. Ты, мирный и счастливый, не желающий ни с кем конфликтовать, выходишь из дома, направляясь по своим делам, думаешь о своем — приятном и радостном. И вдруг... огненный смерч и тебя нет. ТЕБЯ НЕТ! За что, почему? Эти вопросы ты уже не сможешь задать, и не получишь на них ответ. А такое было. Взрывались дома, автобусы, самолеты... Война далеко и в то же время рядом — в твоем дворе, на соседней улице. Остановить ЗЛО можно только СИЛОЙ, силой сокрушительной.

Человек быстро привыкает к мирной, естественной для него, жизни. Кажется, что так было и будет всегда. И далеко не каждый задумывается, что даже один день спокойной жизни требует напряженного труда тысяч людей. Ты сидишь в студенческой аудитории, в кафе или в кино, а в то время кто-то стоит на посту, напряженно вглядывается в экран радара на боевом дежурстве, выходит в дальний морской поход, погружается в мрачную морскую бездну, совершает полет на предельный радиус. Ты еще спишь, а предрассветное небо над городом уже чертит инверсионный след перехватчика. Учебное или боевое у него задание, что случилось где-то там — за сотни километров? И что за человек находится в кабине серебристой машины, о чем он думает, спал ли он этой ночью? Вряд ли кто из спешащих на работу горожан задумывается об этом. Так должно быть и все.

От призывника требуется за год военной службы понять все это. Самому принять участие в деле, которое называется защитой Отечества. Хотя бы год своей жизни посвятить этому. Не искать у себя немощи, не прятаться за многочисленных больных родственниках, не писать о проблемах по причине «эмоционального состояния» или просто «в связи с моральной неготовностью к военной службе».

Кстати, последнее утверждение наиболее честно. Не готов. Других причин нет. И в этом тоже проблема сегодняшнего поколения. На одной из недавних встреч представителей патриотических и поисковых организаций прозвучала интересное утверждение — «в глазах у нынешних молодых людей не огонь, а пепел». Подлинный огонь в них загорается, когда нынешние школьник или студент, вступившие в поисковое движение, впервые прикасается к находкам Великой Отечественной войны — солдатскому медальону, тронутой ржавчиной награде, ложке с инициалами павшего воина. Словом, к живому дыханию героической Истории.

Ветераны военной службы частенько ворчат на молодых — мол, слабое поколение, не то что в наше время... Мы служили годами в суровых условиях, а нынешние год в «тепличных» послужить боятся. И в чем-то они правы. Только не в отношении всех молодых справедливо данное утверждение. Ведь есть же те, кто мечтает о военной службе, кто буквально требует от военных комиссаров призвать его в армию. Я уже упоминал о тех, кто мечтает о военной форме десантника. Они готовят себя к непростым испытаниям и еще до службы успевают пройти одно из главных — делают первый шаг в пустоту и «наполняют синевой свои парашюты». Поэтому призыв в ВДВ можно назвать конкурсом для тех, кто готов жить многие годы под девизом десантников «Никто, кроме нас», для кого понятие « воинский долг» — не пустые слова. Однако, мужества хватает и на земле. В справедливости сказано мне пришлось убедиться лично. Журналистская судьба забросила меня в конце февраля 2000 года в Грозный. Бои в городе уже завершились, хотя ночами еще постреливали. Кругом развалины, кучи кирпича, зияют пустые оконные проемы домов. На земле мины, неразорвавшиеся боеприпасы.

Каждый день саперов спецпоезда железнодорожных войск начинался с проверки железнодорожного пути и насыпи. За день до моего прилета и случилась эта трагедия. При очередном обследовании территории вблизи железной дороги сработало взрывное устройство... Погибли трое — сапер рядовой Виктор Ершов, младшие сержанты Евгений Игольников и Игорь Гавшев из боевого охранения. Этим маршрутом они прошли ни один десяток раз — все чисто. И вот — свежий снежок, высокие стебли сухой травы и тоненький волосок проволочной растяжки, закрепленной на связке 122-мм артиллерийских снарядов. Не заметили. Сапер ошибается один раз... Командир взвода охраны плакал, не стыдясь своих слез, которые щедро набухали на ресницах и катились по обветренным щекам. Казалась, что ближе и роднее людей для него не было.

Я «прицепился» к проводившему расследование специалисту службы заграждения полковнику Дмитрию Торгашину. Он понимающе хмыкнул и кивнул: «Только за мной, след в след, ни вправо, ни влево». Какое там «вправо-влево», меня и так потряхивало. Но надо было пройти этой тропинкой. Потрогать комья земли на месте разрыва. Представить, как они шли. Что видели вокруг — захламленный пустырь, розовую полоску восхода на сером небе, разбитые многоэтажки в предрассветной дымке. Пять шагов до смерти, четыре, три... и вот он — последний. И, действительно, почувствовал как внутри закипает какое горячее чувство горечи и досады от произошедшей несправедливости, ненависти к войне за отобранные молодые жизни.

Поразило еще одно — на следующий день спецпоезд пошел своим привычным маршрутом. Снова впереди шли солдаты — саперы и боевое охранение. И снова спокойно делали свою работу. Вежливо и настойчиво оттирали плечами «лишних»: « Сначала мы пойдем, вы не заметите..». Они не говорили, что именно «не заметите». И так было понятно. Как понятно и то, что не заметить могут и они и должны будут заслонить собой окружающих. Таков был их солдатский долг, верность памяти погибших товарищей.

Читать о верности воинскому долгу приходилось не раз, например, в романе Константина Симонова «Живые и мертвые» : «Пять почерневших, тронутых голодом лиц,, пять пар усталых натруженных рук, пять измочаленных, исхлестанных ветками гимнастерок, пять немецких , взятых в бою автоматов и пушка, последняя пушка дивизиона, не по небу. А по земле, не чудом, а солдатскими руками перетащенная сюда с границы, за четыреста с лишним верст...». И здесь же о человеческой трусости и слабости в решающий момент: «Без веры, без чести, без совести, — продолжал он думать о Баранове, шагая рядом с докторшей. — Пока война казалось далекой, кричал, что шапками закидаем, а прииша — и первым побежал. Раз он испугался, раз ему страшно, значит, уже все проиграно, уже мы не победим! Как бы не так! Кроме тебя, еще капитан Гусев есть, и его артиллеристы, и мы, грешные, эюивые и мертвые...».Но читать — одно, а увидеть самому — совсем другое. Запомнилась высказывание одно из фронтовых корреспондентов: война не делает человека ни лучше, и ни хуже; она делает его другим. И правда, нередко скромный и неприметный, на первый взгляд, человек становился героем, а уверенный и властный — пасовал, не мог сделать правильный выбор в сложной ситуации. Как из бездонного колодца, из глубины души у одних поднимается наверх все лучшее, чистое и сильное. У других — темное, грязное, до поры сокрытое.

Герой Советского Союза младший сержант Юрий Исламов погиб в бою 31 октября 1987 года в Афганистане. Дважды раненый, окруженный врагами, он взорвал себя и нескольких душманов последней гранатой. А 13 августа 1984 года в Воронеже, в семье военного летчика, родился мальчик Рома Филипов. 3 февраля 2018 года российский военный ленчик гвардии майор Роман Филипов в ходе военной операции в Сирии катапультировался из подбитого самолета и принял бой на земле. Отстреливаясь от окруживших его боевиков, он был тяжело ранен, а затем подорвал себя гранатой. Ему было присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).

Эти герои — наши современники, их подвиги говорят о неразрывной связи поколений. Все это звенья одной цепи — заявление танкиста — добровольца, воины-интернационалисты, прошедшие пыльными дорогами Афганистана, участники

антитеррористических операций на Северном Кавказе, борьбы с мировым терроризмом. Проходят годы, а мужество, стойкость верность воинскому долгу остаются, не размениваясь на сомнительные ценности даже в «век Интернета». Поэтому девиз «Никто, кроме нас» преобладает над правилом « Кто-то, только не мы».

Но вернемся к началу наших рассуждений. В стране походит осенняя призывная кампания. Обычное, из года в год повторяющееся мероприятие. Тысячи молодых людей становятся в армейский строй, чтобы получить военную подготовку, необходимую для того, чтобы суметь защитить право своего народа, своей семьи на спокойную мирную жизнь.

В Свердловской области осенью 2019 года военную форму наденут 3484 человека. Им предстоит походить военную службу на территории всех военных округов Российской Федерации — Западном, Центральном, Южном, Восточном, многих родах и видах Вооруженных Силах. Главное для них сегодня: точно выполнить свою законодательно закрепленную гражданскую обязанность — пройти военную службу по призыву. Здесь нужно не проявление подвига, а твердая гражданская позиция, без увиливаний. Дескать, принесут повестку — приду, а нет — знать ничего не знаю. Или поспорю о правовых основаниях призыва, тем временем он и закончится. Кстати, знаете чем заканчивается многословное заявление Павла? Признанием, что приложить к нему нужные характеристики с места работы или учебы для него «затруднительно». Из чего можно сделать вывод — молодой человек нигде не работает и не учится. И кто он для своей страны? Просто потребитель материальных благ? И чего тогда стоят все его пространные рассуждения о «мировой гармонии»... Мираж, прикрывающий собственную бесполезность.

Нельзя не вспомнить еще об одном проявлении гражданской слабости. Сегодня потенциальный призывник уверяет всех в слабости здоровья, требует «независимого» медицинского обследования, взывает к жалости и совести членов призывной комиссии. А через несколько лет с не меньшим жаром и напором требует медицинского переосвидетельствования, поскольку полностью здоров и намерен поступить на государственную службу,

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

12